Д. Андреев. В Третьяковской галерее

                                                                  Из цикла «Русские боги»

Смолкли войны. Смирились чувства.

Смерч восстаний и гнева сник.

И встает в небесах искусства

Чистой радугой — их двойник.

 

Киев, Суздаль, Орда Батыя —

Все громады былых веков,

В грани образов отлитые,

Обретают последний кров.

 

От наносов, от праха буден

Мастерством освобождены,

Они — вечны, и правосуден

В них сказавшийся дух страны.

 

Вижу царственные закаты

И бурьян на простой меже,

Грубость рубищ и блеск булата,

Русь в молитвах и в мятеже;

 

Разверзаясь слепящей ширью,

Льется Волга и плещет Дон,

И гудит над глухой Сибирью

Звон церквей — и кандальный звон.

 

И Читать далее...

А. С. Пушкин. Пророк

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился,

И шестикрылый серафим

На перепутье мне явился.

Перстами легкими как сон

Моих зениц коснулся он:

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы.

Моих ушей коснулся он,

И их наполнил шум и звон:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье.

И он к устам моим приник,

И вырвал грешный мой язык,

И празднословный и лукавый,

И жало мудрыя змеи

В уста замершие мои

Вложил десницею кровавой.

И он мне грудь рассек мечом,

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнем,

Во грудь Читать далее...

В. Маяковский. Необычайное приключение…

                Бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче

 

В сто сорок солнц закат пылал,

в июль катилось лето,

была жара,

жара плыла —

на даче было это.

Пригорок Пушкино горбил

Акуловой горою,

а низ горы —

деревней был,

кривился крыш корою.

А за деревнею —

дыра,

и в ту дыру, наверно,

спускалось солнце каждый раз,

медленно и верно.

А завтра

снова

мир залить

вставало солнце ало.

И день за днем

ужасно злить

меня

вот это

стало.

И так однажды разозлясь,

что в страхе все поблекло,

в упор я крикнул солнцу:

«Слазь!

довольно шляться в пекло!»

Я крикнул солнцу:

«Дармоед!

занежен Читать далее...

Д. Андреев. «Обсерватория. Туманность Андромеды»

Из цикла «Русские боги»

Перед взором Стожар —

бестелесным, безгневным, безбурным —

Даже смертный конец

не осудишь и не укоришь…

Фомальгаутом дрожа,

золотясь желтоватым Сатурном,

Ночь горящий венец

вознесла над уступами крыш.

 

Время — звучный гигант,

нисходящий с вершин Зодиака, —

В строй сосчитанных квант

преломляется кварцем часов,

Чтобы дробно, как пульс,

лампы Круглого Зала из мрака

Наплывали на пульт

чередой световых островов.

 

С мягким шорохом свод

и рефрактор плывут на шарнирах,

Неотступно следя

в глухо-черных пространствах звезду:

Будто слышится ход

струнным звоном звучащего мира,

Будто мерно гудят

колесницы по черному льду.

 

Это — рокот орбит,

что Читать далее...

Д. Андреев. «Василий Блаженный»

Из цикла «Русские боги»

Во имя зодчих — Бармы и Постника

На заре защебетали ли

По лужайкам росным птицы?

Засмеявшись ли, причалили

К солнцу алых туч стада?..

Есть улыбка в этом зодчестве,

В этой пестрой небылице,

В этом каменном пророчестве

О прозрачно-детском «да».

 

То ль — игра в цветущей заводи?

То ль — веселая икона?..

От канонов жестких Запада

Созерцанье отреши:

Этому цветку — отечество

Только в кущах небосклона,

Ибо он — само младенчество

Богоизбранной души.

 

Испещренный, разукрашенный,

Каждый столп — как вайи древа;

И превыше пиков башенных

Рдеют, плавают, цветут

Девять кринов, девять маковок,

Будто девять нот Читать далее...