Наука о земле. Б.И.Бокия, Р.Э.Классон, И.М.Губкин и другие

«Рассказы о русском первенстве» — читайте интересные статьи из этой книги, с продолжениями! Вы узнаете о реальном вкладе русских ученых и изобретателей в развитие мировой науки и техники.

Начало XX века ознаменовалось в науке о земле большим событием — рождением геохимии, первые проблемы которой наметил еще великий Ломоносов. Крупнейшие вклады в науку о земле были сделаны отечественными учеными, а так же и в освоение подземных богатств нашей родины.

Целую эпоху составили в горном деле труды Бориса Ивановича Бокия, творчество которого развернулось в первой четверти XX века.

Бокий является творцом нового направления в горном деле, создателем аналитических методов расчета горных шахт, основанных на широком применении математики. Уже первые труды Бокия, опубликованные в начале века, привлекли к себе пристальное внимание горняков всего мира, а методы, созданные исследователем, были сразу же признаны одним из самых верных и могучих средств проектирования новых шахт и рудников.

Работы Бокия, осуществлявшего ломоносовскую идею применения математического аппарата в геологии, позволили горным инженерам строить шахты и рудники быстро, экономично, надежно.

С именем выдающегося русского инженера-электрика Роберта Эдуардовича Классона связано рождение одного из крупнейших изобретений в области разработки торфяных залежей.

Добыча торфа — этого ценнейшего горючего — долгое время была одной из самых труднейших работ. Рабочим-торфяникам приходилось работать вручную, в тяжелейших условиях, стоя по колено в болоте, они лопатами извлекали торф.

Классон был первым человеком, который сумел механизировать добычу торфа. Русский инженер предложил разбивать торфяные залежи сильными струями воды и получившуюся жидкую массу перекачивать с помощью насосов от места добычи к месту сушки.

Гидроторф — изобретение Классона — не был применен в царской России. Владельцы торфяных предприятий находили более выгодным пользоваться дешевой рабочей силой. Способ Классона нашел применение только после Великой Октябрьской революции. Изобретение Классона в огромной степени облегчило добычу, освободило рабочих-торфяников от изнурительного и вредного труда и чрезвычайно повысило мощь нашей торфодобывающей промышленности.

С огромной силой развернулось в годы советской власти и творчество Ивана Михайловича Губкина, который вошел в историю науки как создатель геологии нефти. Научная деятельность Губкина началась еще в 1908 году на Кубани. Внимание ученого привлекло загадочное явление: в этом районе некоторые скважины не давали нефти, в то время как из соседних она била фонтаном. Ученый провел на промыслах целый год.

Долгие, упорные изыскания, сбор геологических данных и их математический анализ завершились созданием нового оригинального метода составления карт нефтеносных пластов. Карты с изображенным на них подземным рельефом раскрывали закономерности залегания нефти в этом районе.

В своей работе Губкин не только раскрыл тайну нефтеносных кубанских пластов, но и вооружил разведчиков умением искать подобные, особенно глубоко спрятанные залежи.

Значение проблемы, которую разрешил Губкин, выходило далеко за границы района Кубани. Изучая этот район, Губкин открыл существование нефтеносных залежей нового, еще неизвестного типа.

Залежи этого типа он нашел в последующие годы и в Майкопском нефтеносном районе. Уже первая работа принесла Губкину славу крупнейшего в мире специалиста по геологии нефти.

Лишь через пятнадцать лет после открытия Губкина в Америке установили существование залежей подобного типа.

Новатором всегда и во всем был Губкин. В изучение любого вопроса он вносил свое слово. Работая в 1912 году па Таманском полуострове, в районе, который не раз изучали крупнейшие геологи, Губкин открыл там четыре совершенно неизвестных до него нефтеносных горизонта. Мало того, в недрах этого полуострова Губкин обнаружил неизвестный дотоле в России тип складок земных пластов.

В следующем году, работая на Апшеронском полуострове, там, где, казалось бы, все подробнейшим образом было изучено его многочисленными предшественниками, он сумел заново воссоздать всю картину строения этого полуострова.

Мировую славу принесла Губкину и его теория грязевого вулканизма.

До Губкина считали, что там, где бьют грязевые вулканы, нефти быть не может. Губкин доказал ошибочность такого утверждения. Грязевые вулканы, утверждал он, есть как раз верный признак нефтеносности района.

Замечательные работы, проведенные Губкиным до Октябрьской революции, были лишь вступлением к тем великим научным победам, которые одержал этот выдающийся ученый в годы советской власти. В первые послереволюционные годы Губкин вместе с академиком П. Лазаревым начал исследования залежей Курской магнитной аномалии.

Прославленный геолог-нефтяник в решении и этой, не близкой ему по специальности, задачи добился важных результатов. Экспедиция Губкина — Лазарева установила существование под курскими землями громадных залежей железной руды.

Возглавив работу Московского отделения Геологического комитета, Губкин в 1928—1929 годах организует разведку нефти в районах Приуралья и Заволжья. Поиски принести блестящие результаты. В 1932 году было открыто Ишимбаевское месторождение. Пользуясь всемерной поддержкой правительства, советские геологи, руководимые Губкиным, успешно продолжили свою деятельность, увеличивая с каждым годом число открытых месторождений.

Труд Губкина «Волго-уральская нефтеносная область», в котором он изложил результаты своих замечательных многолетних научных работ по геологии нового нефтеносного района, — жемчужина в мировой литературе о нефти. До самой своей смерти в 1939 году великий ученый отдавал много времени общественной и государственной деятельности он был и вице-президентом Академии наук, и руководителем многих научных учреждений, и председателем Комитета по делам геологии при СНК СССР.

Губкин, Карпинский, Вернадский, Ферсман, Обручев и их сподвижники образовали первый отряд советских геологов. Правительство предоставили исследователям неограниченные возможности для творческих дерзаний — наука о земле была поставлена на службу советскому народу.

Все меньше «белых пятен» остается на геологической карте нашей родины. Неразрывно связаны с победами советских геологоразведчиков и достижения теоретической геологии. Практика содействует развитию теории, теория обогащает практику.

В своей деятельности советские геологи пользуются множеством замечательных средств разведки полезных ископаемых. Почетное место занимают среди них могущественные методы геофизической разведки.

Магнитометрический метод, который еще в конце XIX века впервые был широко использован в России, в руках советского ученого А. А. Логачева как бы родился заново.

Великолепный прибор создал Логачев. Сконструированный им магнитометр не боится тряски. Его можно установить на самолете, крейсирующем над полями, лесами и тундрами. Прибор Логачева безошибочно определяет аномалии в магнитном поле земли, часто свидетельствующие о присутствии полезных ископаемых.

Гравиметрия — наука, изучающая силы тяготения, тоже служит геологической разведке. Обнаруживая аномалии силы тяжести, разведчики тем самым находят и их причину — залежи ископаемых, обладающих иной плотностью, нежели окружающие их почвы.

В практику разведки вошел изобретенный В. А. Соколовым в 1932 году газовый метод обнаружения залежей полезных ископаемых. Здесь на службу георазведке советские инженеры привлекли и такие, казалось бы, далекие от нее науки, как бактериология. Ученые установили, что некоторые бактерии селятся в почве, в которой есть хотя бы ничтожные следы присутствия газов, выделяемых нефтью. Находя в почве такие бактерии, разведчики узнают о том, что в толще земли притаилось «черное золото». Служат геологам и незримые радиолучи.

Посылая радиоволну в толщу недр и ловя ее отражение от рудных залежей — радиоэхо, — разведчики обнаруживают притаившиеся в глубине клады земли.

Радиоактивные руды ищут с помощью так называемого радиометрического способа разведки.

В пашей стране родились и самые совершенные методы добычи земных богатств.

Член-корреспондент Академии наук СССР М. А. Капелюшников изобрел турбинное бурение нефтяных скважин — самый производительный способ бурения. Используя турбобур, советские нефтяники освоили сложнейший вид бурильных работ: они бурят не только вертикальные, но и наклонные скважины, проходка которых представляет особые трудности. Советская горная промышленность заслуженно гордится изобретением Г. И. Маньковского, создавшего аппарат для бурения уже не узких скважин, а целых шахт.

В истории науки о земле не было работ, равных по размаху и плодотворности работам советской геологии.

Источник: Болховитинов В. и др. Рассказы о русском первенстве. Москва: Изд-во ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1950. 424 с. С.336-340.