Школа и здоровье не совместимы?

Каковы причины того, что современные школьники, учителя и родители постоянно жалуются на усталость, плохое самочувствие, потерю здоровья и различные неврозы? При этом чем больше раздается таких жалоб, тем громче от чиновников звучат призывы сократить, упростить школьные стандарты и программы. Им вторят  медики, которые давно констатируют катастрофическое ухудшение здоровья детей.

В частности, в недавнем интервью главный педиатр России Александр Баранов заявил: «Вообще, к сожалению, сегодня школа — это фактор, разрушающий здоровье детей. И те программы, которые сегодня приняты в школах, в буквальном смысле калечат ребенка. Они перегружают детей и не дают возможности нормально отдохнуть, восстановить организм». (Подробнее см. — https://www.kommersant.ru/doc/3675254)

И это не единственный случай, когда активно ратующие за сохранение здоровья детей неверно определяют причины школьных перегрузок и поэтому приходят к ложному выводу о том, что нужно упростить и сократить школьные программы.

К удивлению, мало кто берет во внимание отзывы вузовских преподавателей о результатах школьного образования, которые постоянно сетуют, что в каждом новом потоке первокурсников они сталкиваются с вопиюще низким уровнем знаний. Уже ходит множество анекдотов на тему не просто безграмотности, низкого уровня общей культуры, но даже незнания основ тех предметов, которые являются профильными для специальностей, которые выбирают выпускники школ.

На взгляд же ряда авторитетных экспертов, подлинной причиной перегрузок и низкого уровня знаний современных школьников являются не перенасыщенные большим объемом знаний программы, а программы, методики, дидактические материалы и учебники, не соответствующие базовым принципам природосообразной педагогики. В течение последних 30 лет наших детей учат по безобразным, антипедаогогическим стандартам, программам, методикам и учебникам. В них отсутствует  системное изложение материала, нарушены основы классической педагогики и дидактики. И к сожалению,  сама организация учебного процесса «заточена» не на формирование гармонически развитой и здоровой личности, а на показатели ОПР, ГИА и ЕГЭ.

То есть, перефразируя древнее изречение, получается, что не школа и учебные программы — для ребенка, а ребенок — для программ. Иллюстрацией этому служат ставшие привычными высказывания школьных учителей о том, что многие дети не вписываются в ту или иную педагогическую систему.

И если уж человек (его здоровье, качество жизни, интеллектуальное, творческое, профессиональное, духовное развитие) не является целью современного государства, то неудивительно, что такое же отношение к детям укоренилось и в системе образования (начиная с детского сада, школы, колледжа – включая вуз). Буквально несколько лет назад мы были свидетелями, как А. Фурсенко, будучи еще министром образования, проговорился, что главное для современного образования воспитать не личность-творца, а человека-потребителя. Несколько позже Г. Греф, разоткровенничался, публично разъясняя, что образованными людьми нельзя манипулировать и поэтому ни в коем случае нельзя заботиться о том, чтобы подрастающие поколения имели доступ к качественному образованию. Поэтому неслучайно широкое распространение получили  антипедагогические приемы, некачественные учебники, методики и программы, о чем мы уже не раз писали.  (https://www.fondaltai21.ru/2017/07/11/novyiy-naryad-korolya-ili-kto-stoit-za-novaciyami-v-obrazovanii/)

А между тем посещение школы, действительно, становится сущим адом не только уже для детей, но и для родителей. Вот только один пример от неравнодушной учительницы начальных классов. Несколько лет назад была введена новая система оценки знаний, в которой предусмотрено выполнение, начиная уже со 2-го класса ОПР (общероссийских проверочных работ). И вот к ее второклассникам на такую проверочную работу по русскому языку приходит чиновник из местного отдела образования и просит учительницу покинуть класс, так как это предусмотрено новыми правилами проведения ОПР. Хорошо известно, что данный чиновник никогда не работал в школе и на практике не владеет основами методической работы, то есть не умеет проводить диктанты, контрольные работы и, вообще, человек неприветливый и эмоционально холодный. Какие в итоге последствия? Как рассказали родители, у детей случилось сразу несколько стрессов подряд: они остались один на один с незнакомым человеком, который, как они заметили, пытался поймать их врасплох, потому что невнятно читал текст, не провел предупредительную работу перед диктантом и, казалось, что ему нет никакого дела до результатов диктанта. В журнале колонка двоек: практически все ребята получили низкие оценки за проверочную работу, так как не смогли моментально подстроиться под дикцию и ритм человека, которого они видели впервые. Некоторым еще и дома досталось от  родителей. Но и у последних тоже стресс, потому что не могут понять, почему они столько сил вкладывают в любимое чадо, делают вместе домашние работы, учат правила, читают книги, а в итоге никаких сдвигов. Идут в школу с претензиями к учителю, которая, в свою очередь, принимает успокоительное.

И что же, насколько правильно делать вывод о необходимости упрощения и сокращения школьной программы? А, может быть, все же  причина — в неправильной организации учебного процесса, исковерканных за годы реформ методиках, учебниках и программах?

Сегодня многим не нравятся аналогии с советской школьной системой. Но это действительно была отработанная система, имеющая высокие результаты (при всех проблемах и недоработках той эпохи). Вспомните — кто из нас учился в советское время: уроки были насыщенные, программы намного более сложные, чем сегодня, были предметы, которых сегодня нет, например, логика и астрономия. И мы сами, без помощи родителей, делали уроки (что сегодня просто немыслимо); хорошо сдавали устные и письменные экзамены, что требовало основательных системных знаний. А те, кто учились в специализированных школах, например, физико-математических, были нагружены еще больше, но все успевали. И главное, большинство были здоровы, находили время для прогулок на свежем воздухе, ходили в школу с удовольствием, потому что было интересно и престижно много знать и читать, потому что более сердечными были отношения между детьми и взрослыми, потому что педагогика той эпохи опиралась на природосообразные  методики и программы.

Часто в ответ на примеры из советского времени приходится слышать возражения: дети раньше были более усидчивые и старательные, потому что на ТВ было всего три программы, не было компьютеров, гаджетов и прочих отвлекающих от нормальной учебы технологий. Прогресс не стоит на месте. Раньше в три года максимум совком в песочнице ковыряли, а теперь умеют пользоваться техникой.

Но нам есть что возразить: нормальный прогресс предполагает и прогресс в сознании человека, а не регресс. Что за фетиш такой — современные технологии? И сейчас при разных гаджетах и компьютерах есть и учителя, которые стараются максимально компенсировать прорехи в школьных программах, и дети (таких, немного, и они, конечно, исключительны в плане самодисциплины), которые умеют хорошо организовать свое время, успевают использовать новые технологии и при этом хорошо учиться.

Поэтому неправильно все сваливать на новые технологии и безликие гаджеты. Всем управляют люди и их свободная воля. Причем технологии технологиям — рознь. Если власть имущим удобно держать молодежь «за печкой» — то и все «передовые технологии» под красивыми обертками будут скрывать манипуляции, направленные на разрушение интеллекта и здоровья подрастающих поколений. И, наоборот, многие современные устройства и их возможности при правильном отношении и целеполагании — могут стать прекрасным инструментом для развития познавательных и творческих способностей.

И история педагогики знает такой подход, о чем мы не раз говорили в публикациях о современной школе, апеллируя к понятию «природосообразность». На самом деле, это понятие имеет давнее происхождение, и целая плеяда великих мыслителей и ученых различных эпох и культур внесли большой вклад в его развитие.

Но, к сожалению, приходится констатировать, что принцип природосообразности практически предан забвению — и  в современных программах, министерских директивах, в среде авторов-разработчиков образовательных стандартов и даже преподавателей и учащихся педагогических вузов его не найти. Видимо, поэтому и реальная школьная практика в наш век выхолощенных и подмененных смыслов все дальше уходит от истинных целей подлинного образования и воспитания.

О содержании принципа природосообразности и его важной роли в образовании мы расскажем в следующих наших публикациях.

По поводу действительно назревших проблем — почему-то Г. Греф,  В. Кузьминов и их коллеги по разрушению лучших достижений отечественного образования проблемы — приписывают их пережиткам советской системы. На самом деле, мягко говоря, проблемы, а по сути, катастрофа нашего образования — это последствия развала нашей страны и неолиберальных реформ. Каждые 10 лет Греф и Ко приводят якобы свою аналитику о состоянии образования — и заявляют, что все очень плохо, каждый четвертый 9-классник имеет низкий уровень «компетенций», потому что советскую систему пока еще так и не удалось уничтожить. Но это явная подмена — манипуляция, так как от советcкой системы сейчас практически ничего не оcталось. И то, что «все плохо» по вине  самих же горе-реформаторов — Фруминых, Кудриных, Грефов, и Асмоловых и др., взявшихся за переделку нашего  образования  уже с конца 80-х гг., они умалчивают. Действительно, если что еще осталось доброго в образовании — то именно благодаря наличию в нем тех остатков советской системы, на которых и произрастает все хорошее и еще как-то теплится.

И. Каланчина.

Предлагаем вашему вниманию один их последних выпусков программы К. Семина, посвященный неутолимой жажде Грефа и Ко дореформировать отечественное образование «до основанья»

Рекомендуемые материалы по проблемам образования

Современная образовательная политика, или Деятельность по изготовлению человека

Новый наряд короля, или Кто стоит за «новациями» в образовании

Домашнее образование: тупик или выход?

Как относиться к спорам о ненужности празднования 9 мая?

Человек отменяется, или О том, что заставляет «учителей словесности» отказаться от самой словесности

Патриотизм: гражданская добродетель или «последнее прибежище негодяя»?

«Имею право быть человеком»

Индекс Хирша как двигатель регресса

Принято решение о создании министерства просвещения

К чему ведет засилье информационных технологий в образовании?

Почему выбор профессии учителя сегодня — это большой риск?

Их пугают, а им не страшно

«Геймификация образования»: предупреждения Рэя Брэдбери сбываются?

Трансгуманизм – идеология реформ в образовании?

Какими намерениями вымощена дорога в дивный новый мир?

Стоит ли стремиться в финский школьный рай?

Какой должна стать наша школа?

Фильм «Последний звонок»: комментарии, мнения, споры, прогнозы

В челябинских школах запретили секспросвет

Русская классическая школа: начало Возрождения?

Российская система образования: есть ли шанс на возрождение?

Каланчина И.Н. Личность в образовании: история и современность