Стоит ли стремиться в финский школьный рай?

Сегодня никто не возразит, что вопрос организации школьного дела является одним из самых  животрепещущих.  Все возрастные группы общества так или иначе ежедневно и ежечасно соприкасаются с плодами школьного образования. Не вдаваясь в детали, скажем, что не только преподаватели вузов крайне обеспокоены тем, что первокурсники все чаще приходят с несформированным мировоззрением, низким уровнем базовых знаний и общей культуры.

Поэтому вполне закономерен  рост интереса к опыту других стран. В частности, в последнее время много расходится информации о небывалых  успехах школьного образования в Финляндии. В комментариях российских родителей звучат нотки восхищения и зависти – финские дети учатся просто в раю!

Но так ли это на самом деле? Давайте посмотрим, что чаще всего воспринимается  как преимущества  финской школы.

Во-первых, отсутствие экзаменов. Финны говорят: «либо мы готовим к жизни, либо – к экзаменам. Мы выбираем первое». Поэтому в финских школах практикуют только промежуточные и контрольные  тесты – на усмотрение учителя. И лишь по окончании общеобразовательной школы дети сдают обязательный стандартный тест. При этом  учителя совершенно не беспокоятся о результатах и ни перед кем за них не отчитываются. Соответственно, и детей специально к нему не готовят.

Во-вторых, в школе главная цель дать  только ту информацию, которая может понадобиться в жизни. К таким знаниям не относятся – логарифмы,  интегралы, основы квантовой физики,  и их и не изучают. Зато финские школьники знают, что такое портфолио, контракт, банковская карта. Их учат изобразить розу ветров на конкретной местности, высчитать процент налога на заработанный доход или  полученное наследство, создать сайт-визитку, вычислить цену товара после нескольких скидок.

В-третьих, отсутствие воспитательных воздействий и какого бы то ни было давления со стороны взрослых. Не принято, чтобы учителя вмешивались в конфликты между детьми: пусть готовятся к взрослой жизни и самостоятельно решают свои проблемы. Ученики могут сидеть не только за партами-столами,  но и расположиться на полу или ковре. Школьная форма отсутствует  — так же, как и любые  требования  к одежде. Можно прийти хоть в пижаме. Чтобы не перегружать детей, домашнее задание дают очень редко. Не применяется обучение «у доски», детей не просят пересказать материал, порассуждать о литературном герое или обосновать необычное решение задачки. Учитель дает задание, затем ходит между учениками, контролируя и помогая им выполнять классную работу. Этим же занимается и помощник учителя (есть такая должность в финской школе). Прилагает усилия и получает знания только тот, кто хочет учиться. Конечно же, педагоги стараются заинтересовать всех детей. Но если у кого-то отсутствуют способности или интерес к учебе, такого ребенка сориентируют на «несложную» профессию и не будут «давить» «двойками». Не всем же быть хирургами или авиаконструкторами, кто-то должен просто хорошо водить автобусы. И если родители также не озабочены учебой своего ребенка, его просто…. не переведут в следующий класс. Остаться на второй год в Финляндии не стыдно, и особенно после 9-го класса. Для таких отстающих в финских школах предусмотрен дополнительный (необязательный) 10-й класс.

В-четвертых, многие предметы преподаются не так, как привычно для российской школы. Если, например, вспомнить уроки литературы в советское время (вопреки  реформам, и в современной школе частично эти методы сохранились) – с работой над сюжетом, композицией, портретами персонажей, с пересказом наиболее красивых фрагментов текста, разбором душевных перипетий, причин и мотивов поступков героев, выявлением главной идеи автора. — В финской же школе литература — это просто уроки чтения, совмещенные с информацией по другим общественным предметам. Также преподавание алгебры и геометрии ведется в рамках математики и с небольшим количеством часов.

В-пятых, равенство по разным направлениям. В финской системе образовании нет деления школ на элитные и «для масс». В самой крупной школе страны учится 960 учеников. В самой маленькой – 11. И во всех — абсолютно одинаковое оборудование, возможности  и пропорциональное финансирование. Равенство применяется и к социальному статусу детей: кто по профессии и сколько зарабатывают родители ребенка, учитель узнает в последнюю очередь, в случае необходимости. Любые вопросы, касающиеся места работы родителей, запрещены. Также нет «плохих» и «хороших» учеников. Сравнение учеников друг с другом запрещено. Дети, как одаренные, так и с большим дефицитом умственных способностей, учатся вместе со всеми. Но на уроках в одном и том же классе детям дают задания разного уровня сложности. И оцениваются они согласно уровню знаний и возможностей.

Учителям запрещено «прикипать душой к своему классу», выделять «любимчиков» и наоборот. Любые отклонения от этого правила ведут к расторжению контракта с учителем. Причем зарплаты у финских учителей очень высокие, и контракты заключают только на год. Поэтому понятно, почему они всегда лояльны ко всем директивам свыше.

Также уравнены ребенок и взрослый: детям с первого класса разъясняют их права, в том числе и право «пожаловаться» на взрослых социальному работнику. По замыслу, это мотивирует финских родителей к пониманию, что их ребенок – самостоятельная личность, обижать которую нельзя ни словом, ни ремнем.

В-шестых, бесплатность. Кроме самого обучения в школе, бесплатны обеды, посещения музеев, экскурсии и вообще вся внеклассная деятельность, школьное такси (микроавтобус), учебники, все канцелярские принадлежности, калькуляторы, и даже планшеты. Сборы с родителей на любые цели запрещены.

Готовя эту заметку, я предварительно просмотрела множество материалов, посвященных  «феномену финского среднего образования». И скажу, действительно, большинство из них пронизаны восхищением и желанием перенести этот опыт на почву отечественного образования.

Соглашусь, да, современное оборудование; удобные кабинеты; бесплатные горячие обеды, транспорт, экскурсии; отсутствие тотального надзора за работой учителей и их перегруженности «бумаготворчеством»; деликатное и уважительное отношение между учителями, детьми и родителями  —  то, чего сегодня так остро не хватает современной российской школе. Но, на мой взгляд,  это вещи, так сказать, больше внешние, технические, а не содержательные. Важнее – другое, например, учат ли детей умению самостоятельно мыслить, без чего в дальнейшем невозможно ни самообразование, ни по-настоящему творческая составляющая в любой профессии; прививают ли им привычку к самодисциплине, ритмичному труду, продолжительному интеллектуальному напряжению; формируют ли сердечное отношение к людям и к миру в целом, необходимые для  гармоничной и полноценной жизни и самореализации, и наконец, какие именно цели лежат в основе системы образования. Кого в результате хотят видеть «на выходе»: человека-творца или человека-функцию?

Когда я пыталась найти ответы  на эти вопросы, все больше узнавая про устройство финской школы, меня не покидало чувство, как будто о чем-то подобном я уже читала в… легенде о Великом инквизиторе из романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы». В ней изображено общество потребления, которое сильные мира сего намереваются выстроить по типу большого «глобального человейника». В нем люди будут обеспечены суррогатной едой, низменными развлечениями, иллюзиями насыщенной жизни, постепенно превращаясь в унифицированных, функционально натренированных, бездумных и бездушных существ, которые будут работать на хозяев и которыми легко  будет управлять в антигуманных целях. (В одной из прошлых наших статей мы уже писали на эту тему — http://www.fondaltai21.ru/2017/10/14/kakimi-namereniyami-vyimoshhena-doroga-v-novyiy-divnyiy-mir/)

Предвижу — возражение, что, по результатам международных рейтингов, финские школьники демонстрируют самые высокие показатели по скорости чтения и решению математических задач. Но, во-первых, скорость чтения не гарантирует вдумчивого проникновения в смысловое ядро текста и, соответственно, адекватного его понимания. Во-вторых, после того как  в  интервью ректор одного из госуниверситетов нашего города сообщил стоимость высоких мест в рейтингах, проводимых известными агентствами, мне стало ясно, что процедура присвоения званий и мест в различных международных конкурсах завязана  в первую очередь на коммерческий  интерес. И это становится еще более очевидным – если принять во внимание, что живем мы в эпоху «большой фабрики грез», где «Свобода — это рабство. Незнание — сила. Ложь — это правда».

Возвращаясь к финским достижениям, стоит отметить, что этот «школьный рай» нельзя рассматривать вне  общего контекста жизни западного общества, в целом, и финского, в частности. Вспомним, например, как орудуют там органы ювенальной юстиции и что при 5,5 млн. человек населения ежегодно в Финляндии  забирают из семей около 3,5 тысячи детей. Неслучайно сами европейцы считают систему ЮЮ в Финляндии  одной из самых  жёстких.

Показательно также, что и сами финские серьезные аналитики далеко не в радужных красках рисуют  ситуацию в школьном образовании. Этому посвящена статья Олли Айнола «Суровая оценка экспертов: Финляндия разрушила свою систему образования», в которой автор ностальгирует о «золотом веке» финского образования, закончившемся (удивительно, какое совпадение, и оно неслучайно!) — 25 лет тому назад.  В переводе статья Олли Айнола размещена на сайте Иносми.ру –  http://inosmi.ru/social/20171119/240781312.html

Оригинал статьи см. —  http://www.iltalehti.fi/politiikka/201711132200529441_pi.shtml

И. Каланчина.

Рекомендуемые материалы по проблемам образования

Современная образовательная политика, или Деятельность по изготовлению человека

Новый наряд короля, или Кто стоит за «новациями» в образовании

Принято решение о создании министерства просвещения

К чему ведет засилье информационных технологий в образовании?

Почему выбор профессии учителя сегодня — это большой риск?

Их пугают, а им не страшно

«Геймификация образования»: предупреждения Рэя Брэдбери сбываются?

Трансгуманизм – идеология реформ в образовании?

Какими намерениями вымощена дорога в дивный новый мир?

Стоит ли стремиться в финский школьный рай?

Какой должна стать наша школа?

Фильм «Последний звонок»: комментарии, мнения, споры, прогнозы

В челябинских школах запретили секспросвет

Русская классическая школа: начало Возрождения?

Российская система образования: есть ли шанс на возрождение?

Каланчина И.Н. Личность в образовании: история и современность