Кто выживет после цифровизации образования?

Последние несколько дней общественность буквально лихорадит от преданного гласности нововведения  Высшей школы экономики, а точнее сказать,  очередной аферы, которая может, действительно, вбить последний гвоздь в крышку гроба российского образования.

Речь идет о том,  что в эпицентре всех разрушительных реформ последних десятилетий, а именно ВШЭ, вызрел «конгениальный» план разделить отечественные вузы на три типа государственной аккредитации. Уже создана рабочая группа при правительстве, где проходит обсуждение такой идеи, о чем  дал интервью нескольким новостным изданиям ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов.

«Сейчас обсуждается вопрос о том, что для программ высшего образования будет три уровня госаккредитации: базовый, продвинутый и аккредитация ведущего университета, — сказал он.— Базовый будет предполагать, что вуз должен значительную часть курсов реализовать в сетевой форме, когда вместо традиционных лекций будут онлайн-курсы Национальной платформы открытого образования. Таким образом, за качество этих курсов будут отвечать профессора ведущих университетов».

Продвинутая аккредитация предполагает, что вуз может все курсы готовить своими силами. «А обладатели аккредитации ведущего университета будут иметь ее только в том случае, если они обязуются все свои базовые курсы по профильному направлению и значительное число курсов по выбору реализовать в онлайн-форме и сделать доступными для широкой аудитории», — рассказал господин Кузьминов.

По его словам, такой вариант сейчас обсуждает рабочая группа по госаккредитации, в которую входят представители Минобрнауки, Рособрнадзора, Национального совета по профессиональным квалификациям, вузовского сообщества и объединений работодателей. Стоит отметить, что накануне господин Кузьминов анонсировал полный отказ ВШЭ от традиционных лекций — он пообещал, что вместо них преподаватели будут записывать для студентов онлайн-курсы (см. «Ъ» от 2 октября).

Высшая школа экономики планирует за пять лет окончательно перейти с чтения лекций на онлайн-курсы, так как посещаемость лекций крайне низка (по словам Кузьминова, она не превышает 15-17%), а преподавателям не хватает времени для исследовательской работы.

Рабочая группа рассматривает и предложение об введении разных типов государственной аккредитации для вузов среди многих других, но окончательного решения по этому вопросу пока нет, заявили журналистам издания в пресс-службе Рособрнадзора.

О том, какими могут быть последствия реализации подобной идеи, предпреждает Сергей Комков, президент Всероссийского фонда образования, академик Международной академии наук педагогического образования, доктор педагогических наук, профессор.

«То, о чем говорит господин Кузьминов, не ново. Это не он придумал – он транслирует то, что ему рекомендуют американские советники, работающие на базе Высшей школы экономики. Они давно пытаются внедрять эту систему у себя в Соединенных Штатах Америки; они пытались ее навязывать в Европе, но Ассоциация европейских вузов от этого категорически отказалась. Ведущие европейские университеты послали этих советников подальше и попросили больше не вмешиваться в их деятельность.

А господин Кузьминов активно пропагандирует эту систему и пытается внедрять ее у нас в России, выступая в роли представителя американских реформаторов, которые пытаются фактически свести на нет всю систему высшего профессионального образования в России. Но что значит перейти на так называемую систему онлайн-лекций? Это значит сделать обучение почти бессмысленным. Потому что продуктивное обучение возможно только в режиме прямого общения преподавателя, причем преподавателя высшей квалификации, профессора или ассистента профессора, то есть доцента, с аудиторией с использованием технических средств (никто не отрицает, что они нужны, и чем более квалифицированно они используются в ходе лекционного курса, тем лучше).

Это должно быть прямое общение, а не какие-то онлайн-курсы, которые никто не может проконтролировать, оценить, понять, каким образом все это будет происходить. Пропагандировать такое онлайн-образование пытаются люди, которые хотят превратить систему высшего профессионального образования в России в полную фикцию. Попытка разделить всю систему высшего профессионального образования на три так называемых уровня есть попытка уничтожить эту систему в России. А ведь она, кстати, считалась одной из лучших в мире, и это признавали наши европейские коллеги. Многие из них сегодня в полном недоумении от того, что происходит с системой высшего профессионального образования в России и вообще в целом системой образования в России.

В последние годы я, например, живу и работаю в Чехии, и наши чешские коллеги в ужасе от того, что происходит в российской системе образования. И только с приходом на пост министра образования Ольги Васильевой появились некоторые надежды на то, что начнут постепенно возвращаться некоторые элементы лучших подходов и лучших традиций в российской системе образования.

Российская система образования всегда являлась классической; она отличилась от американской, построенной по прикладному принципу. Так вот: попытка разделить систему высшего профессионального образования на три уровня приведет к тому, что мы получим непонятный конгломерат из всякого рода шарашкиных контор. То есть появятся некие базовые высшие учебные заведения и некие подструктурые учебные заведения, и каким образом оценивать дипломы учебных заведений первого, второго, третьего

уровня, не будет понимать никто. Работодатель, во всяком случае, будет запутан полностью и окончательно.

Когда к нему будет приходить человек с дипломом того или иного вуза, работодатель будет в полном недоумении, не будучи в состоянии понять, какого уровня специалиста он принимает на работу. Что это за чудо к нему явилось, что такое «человек, окончивший базовый университет»? Или «окончивший продвинутый университет»? Или выпускник онлайн-университета? Что с него можно спросить, каков уровень его знаний, подготовки, профессиональной пригодности? Никто этого понимать не будет. А это приведет к хаосу в развитии всей системы хозяйства страны. Чего, вообще говоря, и добиваются наши идеологические противники.

Поэтому, если говорить кратко и четко, скажу так: господин Кузьминов в данном случае работает как политический провокатор. То, что предлагается сделать с вузами, есть стопроцентная провокация против всей системы отечественного образования в целом и высшего образования в частности», – убежден Сергей Комков.

Подготовлено по материалам — http://www.polit.ru/article/2018/10/05/edu/

От редакции сайта: — Следует добавить,  образование не сводится к механической передаче некоего набора навыков, алгоритмов решения задач и фактов, и поэтому, когда педагогическая общественность переходит в своей профессиональной деятельности к освоению новых технологий, в том числе информационных или цифровых, тем не менее важно осознавать, что это не самоцель, а всего лишь набор вспомогательных инструментов, позволяющих решать ключевые цели и задачи образования как важнейшего института социализации подрастающих поколений.

Одной из таких целей, которая выкристаллизовывалась на протяжении всей истории человечества, является формирование нравственно зрелой личности, владеющей целостной системой знаний, основанной на фундаментальных научных открытиях и культурном опыте предшествующих поколений.

Но непрекращающаяся череда и содержание проводимых реформ означают, что вечные цели образования – дать ребенку знания о мире, развить его как многогранную, широко мыслящую, нравственную личность – практически отвергнуты. Теперь образовательные институты должны – в соответствии со «спросом на рынке» – создать рыночную личность, – постчеловека, биокомпьютер, с единственной мотивацией –  потребления, и вложить в него соответствующие программы.

Многие ученые, преподаватели вузов сегодня предупреждают, что та модель управления образованием, которая сегодня реализуется в масштабах нашей страны,  по своей сути носит антигуманный, антиэволюционный, противоестественный характер и направлена на формирование противоречивого, несчастного, зависимого,  интеллектуально неразвитого существа. С одной стороны, это плохо социализированный, невоспитанный индивидуалист, с мозаичным набором разрозненной информации. А с другой стороны – есть индивидуализм, но нет ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ, так как нет ни глубоких знаний, ни мировоззрения, ни нравственных убеждений.

Как констатируют современные исследователи, подобное насилие над природой человека чревато не только проблемами десоциализации молодежи, но и  национальной катастрофой.  Речь идет о социальной энергетике определенного качества. Либо это сублимированная (на основе проверенных веками  традиций социализации, а именно  образования и воспитания) энергия, направленная в созидательное русло. Либо это стихия низкого качества, затемненная и разрушительная – с самыми неблагоприятными  последствиями, особенно если принять во внимание попытки воспроизводства таковой в глобальных масштабах.

Рекомендуемые материалы по проблемам образования

Современная образовательная политика, или Деятельность по изготовлению человека

Новый наряд короля, или Кто стоит за «новациями» в образовании

Школа и здоровье не совместимы?

Домашнее образование: тупик или выход?

Как относиться к спорам о ненужности празднования 9 мая?

Человек отменяется, или О том, что заставляет «учителей словесности» отказаться от самой словесности

Патриотизм: гражданская добродетель или «последнее прибежище негодяя»?

«Имею право быть человеком»

Индекс Хирша как двигатель регресса

Принято решение о создании министерства просвещения

К чему ведет засилье информационных технологий в образовании?

Почему выбор профессии учителя сегодня — это большой риск?

Их пугают, а им не страшно

«Геймификация образования»: предупреждения Рэя Брэдбери сбываются?

Трансгуманизм – идеология реформ в образовании?

Какими намерениями вымощена дорога в дивный новый мир?

Стоит ли стремиться в финский школьный рай?

Какой должна стать наша школа?

Фильм «Последний звонок»: комментарии, мнения, споры, прогнозы

В челябинских школах запретили секспросвет

Русская классическая школа: начало Возрождения?

Российская система образования: есть ли шанс на возрождение?

Каланчина И.Н. Личность в образовании: история и современность