Жертвы инклюзии и оптимизации

Еще одна сегодняшняя социальная проблема, которая, как и всегда, выводит на размышления.

Автор  приведенной ниже статьи — Ольга Мордашова, логопед, дефектолог, специальный психолог, АВА-терапевт.

12 лет назад я, дефектолог, работавший на тот момент в системе здравоохранения, отправилась на курсы повышения квалификации. И там, на этих курсах, я впервые услышала слово инклюзия, которое теперь знают все. Запомните эту цифру — 12 лет. И, соответственно, само появление инклюзии, видимо, чуть раньше — лет 15 назад в России.

Я не полезу сейчас в Википедию искать точное определение этому процессу, поясню в двух словах. Инклюзия — это внедрение людей с особенностями развития в общество. Не сосредоточение их в специализированных учреждениях для таких же — людей со слепотой отдельно, глухотой отдельно, нарушениями интеллекта отдельно — а включение в систему образования, общество, создание для них рабочих мест.

Идея в целом прекрасная, если бы не одно но… Следующий абзац я очень долго формулировала так, чтоб помягче. Скажите, вы повышение пенсий, например, до приемлемого для жизни уровня наблюдаете? Пособий? И прочих признаков ярко выраженной заботы государства о людях? А как вам современная оптимизированная система здравоохранения? А образования?

Да, они действительно оптимизированы. Так, чтобы стать прибыльными, а не затратными. А здоровье и качество образования населения — дело десятое. То же — и инклюзия. 

Коррекционная школа — очень затратное заведение с огромным штатом квалифицированных специалистов, которые хотят большую зарплату. И на этот штат не навесишь сотен детей — чем тяжелее проблема ребенка, тем интенсивнее и индивидуализированнее работа с ним. Поэтому сейчас и нет практически коррекционных школ, а есть инклюзия — красиво звучащее слово, очень гладкое на бумаге, и очень легко оптимизируемое так, чтоб про экономию.

Когда я работала в детском психоневрологическом санатории для детей с ДЦП, мне завидовали сокурсники, отправившиеся работать в детские сады. Работа с 9 до 13, 12 человек в группе, в день положено охватить 6, зарплата будь здоров, отпуск почти 2 месяца. Красота же!

Вот только после этой красоты я ползла домой буквально на карачках и весь оставшийся день испытывала только одно желание — молчать и чтоб не трогали. 

Когда-то нормы работы дефектологов, логопедов создавались людьми в теме и с думой о людях. Сейчас — с думой об экономии. И вот последние 10 лет изумлённый логопед носится между десятью зданиями оптимизированного учебного комплекса и недоумевает, куда ж ему впихнуть 30 детей на одну ставку. При этом с другой стороны баррикад — мама, в век интернета прекрасно знающая свои права, про инклюзию осведомленная и горячо ее приветствующая, но, к сожалению, не знакомая с жёсткими реалиями ее воплощения.

Нам положена логопедическая помощь! Разумеется. Вы у меня 29-е по списку. Два раза в неделю по 15 минут. Ну а как иначе? Оптимизация. Да, для вас ваш ребенок единственный и неповторимый, мама, я понимаю. Да, вы мне можете не рассказывать про тяжесть его дефекта и необходимость более частых и более длительных занятий. Но вы — 29-е по списку. И остальные не краше. И не хуже вашей кровиночки. И имеют с ней равные права. 15 минут 2 раза в неделю, это математика, ничего личного. 

Это логопед, человек, который хотя бы учился работать с детьми с особенностями, и тот воет. Потому что его работа стала профанацией. Потому что он сам прекрасно понимает, что просто просиживает штаны с ребенком эти 15 минут 2 раза в неделю. Но что он может сделать? Только предложить вам частные занятия в свободное время, а вы потом пойдете на форумы, рассказывать, какой логопед хапуга — официальную помощь не оказывает, а мимо кассы пожалуйста…

Помимо логопедов и дефектологов есть же ещё и учителя. Вспоминаем цифру в начале статьи — примерно 12 лет. Вашей МарьИванне, опытному учителю начальной школы, 40 лет. Это значит, что она шла учиться в педвуз на специальность «Учитель начальных классов», и в учебном плане, который изучала МарьИванна, не было ни слова об инклюзии. Она сделала свой выбор — она выбрала работать с нормой.

Моим выбором стала дефектология, и на частый вопрос — Как ты вообще с ними работаешь?! — я отвечаю — Люблю работать! С «нормой» не смогла бы! Но это я. А МарьИванна ответит, что не подписывалась работать с особыми. И это ее выбор, ее понимание себя, ее право. 

Но вот случилась инклюзия, и в класс МарьИванны посадили пяток детей с самыми разными особенностями. С нарушениями слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, расстройством аутистического спектра, нарушением интеллекта. И оказалась МарьИванна в положении худшем, чем я, дефектолог, который не учился работать с детьми с нарушениями слуха и зрения, и с чистой совестью никогда с ними и не практикующий. Она внезапно оказалась обязанной знать структуру дефекта каждого из этих пяти, знать методы и приемы донесения учебной программы для каждого из них. Она, которая осознанно шла работать в норму, понимая, что дефектология — не ее.

Не знает? Не умеет? Не хочет? А как же должностные обязанности? Ну пусть идёт обучаться!!! Это же простая человечность!!! Это же инклюзия!!! Они такие же, как мы, и должны иметь равные права!!! 

Совершенно со всем вышесказанным согласна. Если бы не тот момент, что, гонясь за правами своего ребенка (разумеется для каждой мамы они превыше всего) — ущемили права МарьИванны, у которой, скорее всего, дома тоже парочка своих имеется, без инвалидности, но с особенностями, а где вы здоровых сейчас видели?

У одного поллиноз, у другого дисбактериоз. И все от психосоматики, врач говорит. Из-за того, что мать дома не появляется, с работы задерганная приходит и, хоть пашет с утра до вечера, на платную медицину тоже не особо хватает, а бесплатно — сами знаете…

Должностные обязанности? Я подписывалась на другие. Пусть идёт обучаться? Бесплатно — сами знаете. А по 30 тыс. обучения одному модулю дефектологии родком что-то скидываться не спешит. Да и когда учиться-то? Домой затемно прихожу. Простая человечность — конечно. Только почему ж ко мне-то так бесчеловечно?!!!

Задаст себе эти вопросы МарьИванна раз. Задаст другой. Плюнет, и уйдет в частную школу. Она опытный специалист с классическим хорошим образованием, с руками оторвут. На её место придет… А дальше я и не знаю, что написать. У кого из вас подросшие дети жаждут пойти в ВУЗ на специальность «учитель начальных классов?»

Плюнет и логопед, справедливо сочтя, что со своим опытом и образованием достоин явно лучшего, чем мотание между всеми школами района, и может явно больше, чем выдает за 15 минут. Снимет кабинет и будет там посиживать припеваючи, принимая детей из тех же учебных комплексов, прибежавших за ней следом и готовых платить любые деньги, ибо новая логопед сразу после курсов вообще не в зуб ногой в логопедии.

Ну а мама снимет розовые очки… И мне жаль и эту маму тоже. И ребенка ее жаль. Жизнь сейчас такая, что всех бы на ручки, только где те ручки…

Я это пишу не для того, чтобы в очередной раз поговорить, какое государство плохое. Какое есть. Кто хочет что-то менять — идите в политику уже, наконец, а не на кухне перетирайте. А если перетираете — то хотя бы не какая МарьИванна зараза. Попробуйте поставить себя на ее место. И будьте людьми. Вспомните про человечность и равные права.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/momlogo/jertvy-inkliuzii-i-optimizacii-6095181b87bf2977fcf131e2

_____________________________________________________________________________

Наши комментарии

Трудно не согласиться с автором практически во всем. Но за всеми этими нововведениями, как и в целом, в образовании, стоит не только экономическая причина (по сути, «оптимизация» означает, что чиновники попросту экономят на насущных нуждах граждан), но еще и идеологическая. Что значит «ввести детей с проблемами в общество»? Это значит – целый ряд сложных постепенных действий, чтобы адаптировать, социализировать ребенка. Как и пишет автор.

Но ведь куда проще механически поместить из в обычный класс и не заморачиваться с их реальной адаптацией. А чтобы это идейно оправдать – сказать, что между такими детьми и обычными школьниками разница очень мала. По сути, никакой. Ведь у нас торжествует толерантность! И если эту разницу признать – мы же якобы обижаем, оскорбляем детей-инвалидов! (Не случайно в современном «политкорректном» языке запрещено слово «инвалид», хотя оно совершенно точное). Вот так чиновники убивают двух зайцев: и вроде как идут в ногу со временем, формально (!) признавая всех детей равными (то есть одинаковыми!)  — и экономят на них.

…В современном мире за любыми подобными действиями стоит не только экономика или политика – но и идеология, которая может оправдать любые, самые абсурдные действия, проекты и программы. Очень легко представить, как в ответ на эту статью идеологи «толерантности-политкорректности» скажут: ах, вы настаиваете, что детей-инвалидов надо отдельно обучать? По каким-то специальным программам? То есть, вы хотите сказать, что они в чем-то уступают другим детям? То есть вы их не уважаете, оскорбляете… – ну и так далее.

Подчеркнем, что такая реакция – не фантазия, а пример из реальной жизни. Действительно, идеи правят миром, как и говорил Платон. Хорошие идеи – хорошее правление, а ложные и специально извращенные – порождают все то, что мы и видим.

Термин «инклюзия» ввели в образование в конце XX века на Западе. Предлагаем вашему вниманию видео о последствиях «оптимизации» и «инклюзии» в США.

Рекомендуемые материалы по проблемам образования

Каланчина И.Н. Личность в образовании: история и современность

Проект ЦОС: внедрять нельзя пересмотреть

Современная образовательная политика, или Деятельность по изготовлению человека

Какими намерениями вымощена дорога в дивный новый мир?

Новый наряд короля, или Кто стоит за «новациями» в образовании

Трансгуманизм – идеология реформ в образовании?

Польза и возможные риски цифровых технологий: мнение западных ученых

Круглый стол «Цифровизация образования: основания, проблемы и социальные последствия»

Манифест общественного движения «Родители Москвы»

Катастрофа высшего образования только начинается

Школа и здоровье не совместимы?

Кто выживет после цифровизации образования?

Почему онлайн-образование умирает

Домашнее образование: тупик или выход?

Человек отменяется, или О том, что заставляет «учителей словесности» отказаться от самой словесности

Очередной эксперимент в российском образовании: тотальная цифровизация?

Изгнание бесов из российского образования

Публичное опознание

Истерика российской школы

Система, убивающая разум (о проектах Кузьминова-Грефа)

Что стоит за спешным принятием Закона об искусственном интеллекте?

После эпидемии нельзя допустить ползучего замещения очного обучения дистанционным

Сомнительные прелести дистанта

Фонд «Сколково» и коронавирус

Как относиться к спорам о ненужности празднования 9 мая?

Патриотизм: гражданская добродетель или «последнее прибежище негодяя»?

«Имею право быть человеком»

Индекс Хирша как двигатель регресса

Принято решение о создании министерства просвещения

К чему ведет засилье информационных технологий в образовании?

Почему выбор профессии учителя сегодня — это большой риск?

Их пугают, а им не страшно

«Геймификация образования»: предупреждения Рэя Брэдбери сбываются?

Стоит ли стремиться в финский школьный рай?

Какой должна стать наша школа?

Фильм «Последний звонок»: комментарии, мнения, споры, прогнозы

В челябинских школах запретили секспросвет

Русская классическая школа: начало Возрождения?

Российская система образования: есть ли шанс на возрождение?

Аналитические статьи ученых и учителей-практиков о системе развивающего обучения

Подборка статей по системе Развивающего Обучения